Как по Маслоу — 02. Ирина Бухольцева, ООО «Альянс»

by admin

Сегодня в гостях подкаста «Как по Маслоу» Ирина Бухольцева, основатель ООО «Альянс». Компания основана в конце 2016 года, и занимается поставками спецметалла, который используется в промышленном секторе (авиационные, машиностроительные, атомные и оборонные предприятия).

Ксения Зайкова: Всем привет! Мы рады вас приветствовать в подкасте «Как по маслу». С вами снова мы: Ксения Зайкова, основатель агентства Node PR, и Денис Чистяков, который отвечает в нашей компании за информационные технологии. И сегодня у нас в гостях очень интересный гость, основатель компании «Альянс» Ирина Бухольцева. Ира, привет!

Денис Чистяков: Привет!

Ирина Бухольцева: Привет, Ксюша! Привет, Денис!

Ксения Зайкова: Расскажу немножко про компанию, основателем которой является Ира.

Компания была основана в 2016 году, и она занимается поставками спецметалла. Да-да, очень интересная отрасль для девушки. Об этом мы еще сегодня тоже поговорим.

У Иры семь человек сотрудников, большая команда, и оборот компании в прошлом году составил 57 млн руб. И в этом году у компании план сделать 120 млн, и до выполнения плана осталось совсем чуть-чуть. Сегодня с Ирой мы поговорим на разные темы, прежде всего, о том, чем отличаются женские ниши от мужских, и вообще есть ли такое понятие как женские ниши бизнеса. А также о том, как мотивировать сотрудников и строить команду.

Итак, приступим. Ира, расскажи, пожалуйста, о стереотипе о женских и мужских бизнесах. Как часто тебе приходится слышать: «Вау! Металл?! Наверное, это прямо очень сильно мужская ниша». Как ты думаешь, почему людям проще мыслить такими шаблонами и стереотипами?

Ирина Бухольцева: На самом деле я это слышу очень часто, и, наверное, меня бы удивило, если бы кто-то так не сказал, потому что все удивляются.

Мне кажется, это нормально — так мыслить, потому что такое очень тяжелое направление. И слово «металл» сразу говорит о том… сразу строится стереотип и картина всего мужского. Но, на самом деле, вопрос в том, что вообще весь мир делится на мужское и женское, и это нормально. Но так получилось, что я занялась этой нишей, и в итоге выбора нет, нужно работать, продолжать, делать то, что делаешь. Даже не знаю, как правильно ответить на этот вопрос.

Ксения Зайкова: Я правильно понимаю, что бизнес-процессы все равно не отличаются, например, от бизнес-процессов, которые есть в магазине одежды или в компании, которая занимается организацией мероприятий? По факту, этот бизнес состоит из тех же самых процессов.

Ирина Бухольцева: Да. Если смотреть по бизнес-процессам, то тут любой бизнес-процесс — в любом случае это процесс. Он занимает энергию, время, он тебя погружает в процесс, в который ты вкладываешь энергию. Но, допустим, у меня как получается, что я погружаюсь процесс, и я не испытываю от этого какой-то тяжести или еще чего-то.

Наоборот, мне нравится, потому что весь мой бизнес построен на взаимоотношениях с людьми в моей команде, с моими поставщиками, с моими покупателями.

Поэтому это дает энергию. И я не представляю, как можно строить бизнес без общения и без взаимодействия с другими людьми. Поэтому мне не кажется, что это всё тяжело и сложно, потому что, наоборот, всё с легкостью и с радостью делается. Пообщались с одними, пообщались с другими, сделали что-то одно, что-то другое, получили деньги, получили энергию, пошли отдыхать.

Ксения Зайкова: Получается, что люди, которые говорят о том, что это мужской бизнес, скорее всего, они мыслят достаточно поверхностно в том плане, что для них слово «металл» означает, что женщина должна разбираться, может быть, в каких-то химических свойствах, физических свойствах, но не представлять, как выглядит бизнес-процесс? То есть по факту конкретно эта отрасль не сильно отличается от любой другой. Тогда откуда возникает это мнение: «Как же так? Как ты как женщина этим занимаешься?».

Ирина Бухольцева: Да, думаю, это связано с тем, что люди начинают думать о том, что должен знать человек, чтобы заниматься этой нишей. Но всt же с опытом я, когда пришла в это направление работать, то ничего не знала о металле, и всё постепенно изучала. Я знаю марки стали, я знаю, где они используются, я знаю, как они режутся, что с ними происходит, какие у них свойства. Но я не технолог, я не знаю каких-то прямо совсем тонкостей. Поэтому всё достаточно на таком уровне, чтобы работать с этим. Если что-то глубже, то у нас достаточно много поставщиков, технологов, которые знают глубже и больше, то есть у них у многих профильное образование. А люди, которые у нас покупают, они сами больше нас знают.

Когда вы, например, приходите за хлебом в магазин, вы же не знаете состав, но продавец может его рассказать. Но если вы хотите еще глубже, то вам тогда уже какой-нибудь технолог в пекарне может рассказать. Здесь получается, что я посредник, и для меня нужно знать то, чем я занимаюсь, но если нужно глубже, то, без проблем, я звоню своим поставщикам и их технологам, общаюсь с ними, узнаю информацию, если это нужно. Чаще всего это не нужно, потому что люди сами знают, чего они хотят и зачем им это нужно.

Ксения Зайкова: Кстати, у тебя в команде в основном работают девушки. Насколько действительно соответствует реальности стереотип о том, что женские команды — это серпентарий?

Ирина Бухольцева: Этот вопрос сейчас у меня тоже поднят в этом квартале. Я знаю и много раз слышала и сама, и сама на себе уже проверяю, что женщины очень ответственные. И не может быть такого, что женщина встала, пошла домой и что-то не доделала. Она обязательно доделает, она обязательно позвонит, она передоговорится, она предупредит. Я не знаю, как мужчины работают, потому что у меня мужчин очень мало. У меня есть мужчина в команде, который занимается тендерами, но это тоже ответственный человек. У меня нет такого, что я не доверяю мужчинам или еще что-то. Но просто так сложилось, что команда собралась из девчонок, из девушек. И поэтому, мне кажется, что девочки ответственные. Очень часто девочки, может, больше еще амбициозные, и поэтому они, когда звонят клиенту, то у них еще эти амбиции, наверное, срабатывают. Проблем нет с тем, что… Единственное, что, да, у девчонок иногда есть эмоции, и они могут сегодня хотеть работать, завтра они хотят замуж, послезавтра что-то еще. Но это всё периодами. И в принципе мы с этим нормально. Я просто это принимаю. Она пойдет, посидит дома, отдохнет, в отпуск съездит, придет обратно и будет работать. Все хорошо.

Ксения Зайкова: Особенности работы в женской команде, наверное, заключаются в том, что каждой девушке, как ты правильно отметила, поскольку у них бывают эмоциональные перепады, к ним ко всем нужно найти свой подход. Насколько я знаю, у тебя очень эффективно выстроена система мотивации в команде для того, чтобы девушки, которые с тобой работают, выкладывались на полную. Расскажи, пожалуйста, как ты находишь подход к ним и как выстраиваешь эту систему мотивации.

Ирина Бухольцева: На самом деле, я помню свой опыт, когда я работала в найме. Это было достаточно много, и разные были направления. Все бизнес-процессы в тех организациях, где я работала, были построены так, что мы не видели вообще руководителей. А если мы их видели, то нас либо ругали, либо отчитывали, либо что-то с нас требовали. Поэтому я исхожу из своего опыта, из своего опыта найма, что, на самом деле, люди к тебе приходят работать, и они такие же как и ты, у них есть свои цели, свои мечты, свое прошлое. Поэтому, если с ними поговорить на эти темы, то ты увидишь, насколько интересны эти люди, насколько красивые у них цели. И если начать поддерживать их в том, что они смогут это все реализовать… Допустим, человек давно мечтает съездить в какую-то страну, или еще куда-то. И если поддержать его в том, что он это может, что он это может сделать не через 10 лет, а за полгода, что он сможет зарабатывать или делать то-то и то-то, то он сможет это реализовать. Так начиналось всё построение команды с тем, что я проникала в голову своих сотрудников, разбирала, что у ни там, какие у них цели, планы, мечты. И потихоньку всё начало двигаться. И люди замотивированы сами своими целями. Я не навязываю им своих целей или каких-то еще. То есть у них есть свои цели, они идут к своим целям, я иду вместе с ними к своим целям.

Ксения Зайкова: Если ты, например, нашла эту точку, которая мотивирует твоего сотрудника, как дальше происходит работа? В моем представлении, мне кажется, переход между непосредственно тем, что ты говоришь: «Вот ты можешь уехать в отпуск своей мечты, если проработаешь эффективно полгода», и тем, что человек действительно это делает, там достаточно большой разрыв.

Как заставить человека поверить в то, что он действительно может этой цели добиться?

Ирина Бухольцева: На самом деле, можно спросить, как он видит достижение этой цели. Он тебе расскажет, как он думает, как достичь эту цель. И тогда тебе нужно просто спросить: «Какая тебе нужна поддержка, чтобы ты пришел?..». Я даже не переубеждаю. Он говорит: «Я могу себе только через год позволить» — «Окей, я не буду тебя переубеждать. Думаешь, что через год — через год». Но я-то знаю, что он может быстрее это сделать. И тем самым я понимаю, исходя из его потребностей, какой мне поставить план. В любом случае, у меня есть свои планы на сотрудников, какие они должны цифры показывать, какие результаты, но я им просто даю задачу, даю работу. Я знаю, что благодаря этому он за полгода может это сделать. Здесь оно начинает работать, исходя из своих целей (компании) привязываю его цель, и понимаю, что если мы начнем делать так и так… Он верить начинает не потому что я ему говорю: «Давай, ты можешь!». Такого нет. Он верить начинает только тогда, когда он делает какое-то действие, ему приходит результат, он опять делает действие, получает результат, делает действие, получает результат. Раз-раз, и все быстро начинает складываться, как должно было быть в моей голове.

Ксения Зайкова: То есть как руководитель ты видишь свою задачу еще и в том, чтобы создать такие условия, чтобы твои сотрудники достигали целей в максимально короткие сроки?

Ирина Бухольцева: Конечно. Потом что, когда не берешь ответственность за эту цель, то ее можно долго и бесконечно добиваться. Можно потом перегореть, опустить руки. Зачем растягивать? Очень часто люди растягивают какие-то свои мечты и желания, оставляют их на старость, на какое-то 40-летие. И, по сути, смысл какой?

Зарождается какой-то баланс в плане того, что один сотрудник смог поехать в отпуск, а другой это увидел, понял, что «А я тоже могу. У меня есть все, и я тоже могу». И получается цепная реакция. Они у друг друга берут эти примеры. Когда я машину купила, другие сотрудницы спустя какое-то время поняли, что они тоже могут водить, тоже могут себе это позволить. Получается, что все идет на уровне хороших примеров.

Ксения Зайкова: То есть они видят перед глазами, что эта цель действительно достижима, и понимают, что они могут точно также?

Ирина Бухольцева: Да. Этот процесс был запущен еще год назад, даже, наверное, больше — полтора года назад. В итоге мне сейчас погружаться в каждого сотрудника нет смысла, потому что они уже между собой начинают друг друга мотивировать, друг друга поддерживать и вдохновлять.

Ксения Зайкова: У вас есть какие-то рутинные действия в команде? Например, мотивационная планёрка каждую неделю, где смотрятся результаты, по целям, какой прогресс, и так далее?

Ирина Бухольцева: К сожалению, у меня не оцифрован бизнес, и нет таких процессов, где я могу понять, где у нас план выполняется, где не выполняется. По звонкам, например, или по количеству отгрузок. Такого нет. Мы создаем сейчас это. Я просто человек не системный, я больше идейная, и за любой движ и мотивацию. Поэтому нет прямо таких постоянных планерок.

Мы периодически собираемся с отделом продаж, обсуждаем какие-то ситуации, и делимся каким-то, потому что во время работы очень сложно передать друг другу какой-то опыт. Все работают. А, например, на полчаса когда мы сели, мы обсуждаем какие-нибудь возражения с клиентами, то есть работаем точечно… Например, если это секретарь, помощник менеджера, то с ними мы отдельно обсуждаем, какие они выполняют задачи, какие не выполняют, и почему не выполняют. Я больше стараюсь, чтобы сотрудники между собой общались, чтобы они друг другу говорили, кому как комфортно, кому некомфортно, что раздражает, что нравится. И когда они начинает делиться, что «Мне не нравится, когда ты мне в таком виде приносишь информацию. Давай в каком-то другом». И они между собой начинают обсуждать, и процесс начинает строиться. Этот процесс мы должны сейчас описать.

Постоянных планёрок… Я не ругаю сотрудников. Если только планёрка, то просто обсудить какой-то момент, сейчас какая-то задача. Мы сели и обсудили ее быстро.

У нас open space, поэтому, если нужно обсудить какую-то информацию, то я захожу и говорю. У меня там есть небольшая переговорная. Я периодически там сижу. Я захожу и говорю: «Давайте быстренько пятиминутку». И даю какую-то информацию, что нужно сделать. И еще что-то.

И потом, когда у нас заключаются очень хорошие сделки, или когда торги, например, тендер мы выиграли, то на весь офис мы начинаем хлопать, обнимать человека, который был причастен к этому, и поздравлять.

Ксения Зайкова: То есть, очень важно дать человеку то признание, которое он заслуживает, если он действительно совершил какую-то сделку?

Интересный вопрос. Уровень признания зависит от уровня совершаемой сделки, или нужно поощрять маленькие достижения в том числе?

Ирина Бухольцева: У нас же компания небольшая, поэтому для нас любой результат — это классно. Поэтому мы хвалим и признаем любой результат. И я считаю, что признание — это вообще самое главное. Мне кажется, это везде это твои друзья. Ты перед своими друзьями хочешь быть признанным человеком, чтобы тебя уважали, ценили. В семье ты также хочешь, чтобы тебя ценили и уважали. Поэтому на работе то же самое. На работе, наверное, еще больше, потому что ты туда вкладываешь очень много сил и времени. Поэтому мне кажется, что признание — это очень важно. Поэтому я всех ценю, благодарна всем своим сотрудникам за их работу в моей команде. И любой их результат — для меня это приятно, и я их за это поощряю.

Ксения Зайкова: Вот так, дорогие слушатели: четвертый уровень потребностей в пирамиде Маслоу играет огромнейшую роль в успехе для бизнеса.

У меня еще вот какой вопрос. Такой индивидуализированный подход имеет место в маленьких командах. Если у тебя есть планы расти, развиваться, расширять команду, как, ты думаешь, ты будешь решать проблему подхода к большему числу сотрудников?

Ирина Бухольцева: По сравнению с прошлым годом команда выросла в два раза, поэтому я поняла, что одной мне тяжело будет. Я не смогу уделить столько времени. И мне хочется развивать еще новые направления. Поэтому я сейчас вижу такое, что в моей команде есть достойные люди, которые могут стать руководителями. И они уже с этими ценностями, которые изначально были у меня, они уже впитали эти ценности, что нужно человека, который приходит к нам в команду, не нужно на него давить, не нужно требовать. Нужно просто помогать человеку развиваться и личностно, и в работе. И я думаю, что вопрос будет решен как раз за счет того, что сотрудники сами создают это. То есть мне не нужно будет каждому сотруднику… Возможно, разве что иногда со своей стороны пообщаться стоит с новым человеком, но я вижу, что в команде оно зарождается уже само. И когда сейчас приходят новые сотрудники, я могу немного о них знать, но я слышу или вижу, как он начинает делать то же самое. Или, когда у нас есть какой-то праздник, мы отмечаем, и он говорит о том, что «Так приятно, что здесь так поддерживаю, что здесь так вдохновляют». И я вижу, что он действительно сам уже влился в эту атмосферу, начал быть с нашим контекстом, с нашими ценностями. Поэтому думаю, что если в команде будет всё это продолжаться, то люди сами будут впитываться и заряжать других людей на это.

Ксения Зайкова: Я тебя поняла.

Наверное, сейчас я бы хотела обсудить, что бы ты могла пожелать именно девушкам — все-таки сегодня я хочу сфокусироваться на гендерных различиях, — которые хотят начать свой бизнес, причем неважно, в какой нише — потому что, как мы поняли, особого разделения на мужские и женские ниши не существует, речь идет, прежде всего, про организацию процесса, — что бы могла им посоветовать, чтобы они не боялись достигать успеха, не боялись осуждения со стороны, не боялись неудачи и шли только вперед?

Ирина Бухольцева: Наверное, я бы порекомендовала побольше узнать себя. Это ключевой момент. Ко мне оно пришло где-то год назад, когда я начала думать о себе, о том, что я хочу, что я чувствую. И здесь этот момент важен. Он может занять какое-то время (3 месяца, полгода, у кого-то, может быть, больше), но нужно посмотреть, что откликается внутри меня как девушки. То есть важно, например, пойти ради денег, неважно, где работать и что делать. Как у меня было. Почему металл? Потому что нужны были деньги. И, ладно, я сама по себе продажник, и так и получилось, что какая разница, что продавать? Но, на самом деле, я считаю, что это не очень правильно. Мы должны себя узнать. Может быть, это какие-то медитации, йога, что-то, что погружает тебя в себя. Возможно, это какого-то спорт. И прислушиваться к себе. После этого можно начинать пробовать какое-то дело. Допустим, если вы поняли, что вы хотите организовывать праздники, то нужно пробовать. Здесь без проб не получится. Нужно все пробовать, тестировать. И если вы берете какую-нибудь нишу, вы всегда столкнетесь с каким-то сопротивлением. Это может быть разное сопротивление: и личностное, что «Мне тяжело, я не могу», либо люди начнут уходить из команды, либо тяжело будет собрать команду. В общем, будет очень много всяких сопротивлений. Но нужно просто понимать, что это будет, и просто как этапами проходить, не сливаться на этом этапе. Как только вы столкнулись с какой-то ситуацией, то вы говорите: «Да, все, хорошо, я понимаю, что это может быть. Завтра будет по-другому».

Ксения Зайкова: Это временно и преодолимо?

Ирина Бухольцева: Да. Временно, но преодолимо. И обязательно нужна команда. Нужно найти человека рядом с собой, который тебя поддержит. Когда я только начинала бизнес, то я ходила, делилась с людьми, и мне говорили: «Да ты что! Какая-то непонятная». А были люди, которые говорили: «Классно! Давай тебя поддержим». Просто на моральном уровне: «Все будет хорошо», или «Ты сможешь! Смотри, как классно у тебя получается!». И те люди, которые в тебя верят, которые тебя так поддерживают, ты отдыхаешь с ними, заряжаешься и идешь дальше, заряжаешься и идешь дальше. Моя команда меня очень заряжает и поддерживает. Когда мне грустно или когда я за что-то переживаю, я прихожу и говорю: «Я переживаю за то-то». Например, что у нас очень маленькие продажи, а нужно оплачивать расходы. Они такие: «Не переживай! Ты чего? Мы сейчас всё сделаем! Мы сейчас позвоним своим клиентам».

Поддержка очень важна, именно поддержка команды, людей, которые с тобой в одной лодке, так сказать, сидят.

Поэтому погружение в себя. Понять, что хочется. Если вы не поняли, можно просто начать делать, как я. Я не знаю, правильно это или нет. Я не хочу кому-то говорить, что нужно так делать. Думаю, что каждый человек сам выбирает. И всё, что мы делаем, наверное, всё это правильно. Я прыгнула, а по ходу дела разбиралась. Я не стратег. Я не планировала наперед, сколько у меня будет через год, какие у меня будут сотрудники. Никакого плана у меня не было. Просто пошла делать, и всё.

Ксения Зайкова: Пошла делать, но при этом с эмоциональной открытостью. Я так понимаю, что именно эта эмоциональная открытость — это ключик к успеху, к определенной психологической стабильности в бизнесе?

Ирина Бухольцева: Конечно. Здесь очень много нужно общаться. Нужно быть очень открытым и общаться.

Мы же девочки. На самом деле, все готовы помочь. И женщины, и мужчины, и родители, и друзья. Все готовы помочь, и поэтому нужно просто не пытаться делать в одиночку.

Ксения Зайкова: Уметь принимать помощь. Согласна.

Ирина Бухольцева: Конечно. И просить эту помощь. Нам тяжело попросить. К сожалению, мы растем, так воспитаны, что мы все сами, сами все вытянем и сами все сделаем. А сами мы ничего не сделаем. В одиночку нельзя переплыть океан, поэтому здесь нужно обязательно научиться просить, хотя бы сначала по чуть-чуть. «Помоги мне, свози меня куда-нибудь», или «Помоги мне сделать то, помоги это». Но не ожидать, что кто-то начнет тебе помогать.

Ксения Зайкова: Не ожидать, что кто-то начнет решать твои проблемы…

Ирина Бухольцева: Да.

Ксения Зайкова: …а просто психологически быть к этому готовым?

Ирина Бухольцева: Да.

Ксения Зайкова: Согласна с тобой.

Ирина Бухольцева: Если человек отказал, не нужно биться в истерике, что тебя не любят или еще что-то. У человека есть свои планы. Помог? Хорошо. Не помог? Ничего страшного. Можно попросить еще у кого-то.

И главное — понимать, что ты несешь за все ответственность.

Ты человек, который решил, что ты будешь делать бизнес, и неважно, женщина ты или мужчина. Ты несешь ответственность за то, что ты делаешь, за тех людей, которых принимаешь на работу.

И если тебе кто-то помогает, то они тебе просто помогают, они просто любят тебя и уважают, верят в тебя, и просто хотят тебе помочь. Но это не значит, что они должны решить за тебя проблемы.

Если есть какие-то проблемы, то нужно идти к специальным людям, например, к юристам, бухгалтерам, еще к кому-то. Им ты платишь деньги, и они обязаны решать твои проблемы за эти деньги. А те, кто тебе просто помогает, безусловно, без всяких денег, не нужно на этих людей обижаться, требовать от них.

Ксения Зайкова: С благодарностью принимать?

Ирина Бухольцева: Конечно! Это другая тема. Нужно быть благодарным вообще всему и всем, кто рядом с тобой, потому что это создает очень сильную энергию этого изобилия. Я так считаю.

Ксения Зайкова: Отлично! Спасибо тебе большое! Мы надеемся, что нашим слушателям понравилось, что они почерпнули для себя полезную информацию, и применят это у себя в компании, в бизнесе, в будущем или в настоящем.

Ирина Бухольцева: Да, спасибо большое, что дали такую возможность!

You may also like

Leave a Comment